Полтораста червонцев 2017 года

Почему многие мужчины и женщины, приближаясь ко мне, зажигают в крови моей солнце?
Уолт Уитмен, «Песня большой дороги» (1856), из цикла «Аир благовонный»  в сборнике «Листья травы». Перевод Корнея Чуковского

Why are there men and women that while they are nigh me the sunlight expands my blood?
Walt Whitman, “Song of the Open Road” (1856), from the section “Calamus” in the Leaves of Grass

Это был долгий год, это был короткий год, он дышал движениями и он же был прикован к стулу, он дал мне многое из того, к чему устремлялся, и отнял многое, с чем страшился расстаться, — пора надежд и пора тревог, время строить новое и время разрушать былое, я то раскрывался в душе, то увядал, прикасался к священному граалю Истины и испивал из чаши Безумия, летал в поднебесной и низвергался в пропасть, год был тотальный и год был поверхностный, и это точно был пик моей второй молодости, моих убегающих двадцатых.

Читать далее

Рождественское варьете

Рождество за плечами, как и почти весь декабрь. Мне в этом году неслыханно повезло: и 24, и 25 декабря провёл с теми, кто стал для меня в Штатах новыми друзьями. В сочельник был у Хезер, на само Рождество — у Марка. Но перед Рождеством был целый декабрь и ноябрь. В ноябре кое-как успевал сделать уроки, в конце ноября на 10 дней поехал в Сан-Франциско (фотоотчёт здесь), а в декабре надо было завершить все итоговые проекты и эссе до 13 декабря.

Читать далее

Сан-Франциско фотоотчёт (40 фото)

В Сан-Франциско я был в прошлом году (2016) на День Благодарения. В этом году снова решил наведаться к Натали Лопатиной, которая там живёт. Делюсь тут некоторыми фотографиями.

 Еду по мосту «Золотые ворота» на маяк Поинт Рейес с Натали Лопатиной. Наташка слепила это видео и вставила музыку (Yma Sumac — «Gopher Mambo»)

Читать далее

Сизая дымка

Карл Сэндберг (1878-1967)
«ЛЮКС»

Я еду в экспрессе люкс, этой гордости нации.
Звякая буферами, несутся по прерии сквозь сизую дымку и закатную мглу пятнадцать цельностальных вагонов с тысячью пассажиров
(все вагоны станут кучей ржавого лома, и все пассажиры,
смеющиеся по салон-вагонам и купе, станут прахом).
Я спрашиваю соседа по купе, куда он едет, и он отвечает:
«Омаха»

(перевод Ивана Кашкина)

Читать далее