Сизая дымка

Карл Сэндберг (1878-1967)
«ЛЮКС»

Я еду в экспрессе люкс, этой гордости нации.
Звякая буферами, несутся по прерии сквозь сизую дымку и закатную мглу пятнадцать цельностальных вагонов с тысячью пассажиров
(все вагоны станут кучей ржавого лома, и все пассажиры,
смеющиеся по салон-вагонам и купе, станут прахом).
Я спрашиваю соседа по купе, куда он едет, и он отвечает:
«Омаха»

(перевод Ивана Кашкина)

Одно слово описывает ускользнувший в сизую дымку семестр — галоп. Как я не хотел, чтоб он заканчивался, и как я желал, чтоб он быстрей закончился. Получил свои отметки — «A» по природе и дизайну исследований, «A» по запланированным изменениям и инновациям, «А+» по статистике (770 из 750). Преподаватель по статистике китаец Чю подошёл давеча и спросил, хотел ли бы я стать его помощником по этому курсу в весеннем семестре. Едва прошептал ему: «Да, господин», как он тут же широко улыбнулся и был таков. У него сейчас круиз на корабле по карибским островам с семьёй (его жена заведует нашей кафедрой педдизайна). От круиза я бы сейчас не отказался, но никак не получится: уже начался зимний семестр (winterlude) — четыре недели интенсивного курса «Разработка онлайн-обучения».

Я навещал Натали Лопатину в Сан-Франциско в конце ноября целых 10 дней. Это и был мой маленький отпуск перед зимними чтениями и уроками. Бросил я велосипедный класс, но зато стал завсегдатаем в бассейне. Как же важно найти тот спорт или активности, к которой больше всего душевных склонностей. Увы, не прикасался к Йоге целых 5 месяцев, но надо этот недочёт восполнить. Прошёл ровно год, как я стал жить в один в квартире-студии и до сих пор, когда прихожу домой, трепещу от радости того, что есть моё маленькое пространство, которое не нужно ни с кем делить.

В последнее время меня стала занимать история Николая II и расстрел царской семьи. Всё это стало неким углублением интереса к русской революции 1917 г. В этом году исполнилось 100 лет, как оппортунист Ленин установил режим над всея Русью, под которой тогда была и Беларусь. Почему так получилось? Хотели ли люди этих перемен? К каким ключам и источникам, гейзерам и расщелинам тянутся нити этой революции? Наконец, где правда? Поиски очень быстро вынесли меня в объятия Эдварда Радзинского, который про эти корни говорит однозначно: истоки Русской революции надо искать в восстании декабристов 1825 года. Они протестовали против лютого самодержавия и позорнейшего крепостного права. Но над Русской революцией, уверяет Радзинский, висит тень Французской (1789-1799), и надо сначала понять предшественницу. Но когда на всё найти вольный час?

За какие-то полторы недели жадно глотал видео с Радзинским и прочитал его книгу о Николае II. Когда же читал о расстреле царской семьи, по телу бежал озноб. Когда в июле 1918 года семью расстреливали, от дочек Николая II отскакивали пули: никто из революционеров знать не мог, что в корсетах у них зашиты бриллианты. В дыму патронов упали наземь все, но когда стали выносить тела на улицу, то некоторые из девушек стали приходить в сознание — и их решили добивать тупыми штыками от автоматов. Потом искали для всех могилу, тела облили серной кислотой и сожгли. Вся это процессия длилась почти два дня: то бывшая золотая шахта не та, то появлялись ненужные свидетели, то одно не так, то другое. Жуть, которая ночью превращалась для меня в кошмары.

Пока что вывод мой только один: реформы лучше революций, когда эти реформы последовательные и согласованные. А когда такое бывает? Я не думаю о власти, но думаю об образовании, в котором в конечном счёте страдает наше будущее: мы не даём детям лучшего, школы и университеты не стараются быть лучшими. Я вообще понял банальность (поздравьте меня): любая организация занята одной целью — выживанием. Где взять деньги на зарплаты, коммунальные услуги, образцово-показательные мероприятия, хлебосольные столы для проверок и инспекций, обои в класс, новый забор и проч.-проч.? Как остаться на плаву, когда все вокруг бегут кавалькадой к каким-то «стратегическим целям», «миссии университета» и «пятилетним задачам»? Кому в таком случае до реформ и учеников?

С лета перестал следить за новостями Беларуси, месяц назад удалил на телефоне приложения для Фейсбука и новостей. Поразительно, как повысилось качество жизни: меньше времени уходит на откладывание дел в долгий ящик или перелистывание фейсбучной ленты новостей в ожидании поощрительного приза — какой-нибудь умной или сенсационной публикации. Таковых, разумеется, никогда нет, и без этих лжесенсаций жить стало легче. Вообще, этот семестр прошёл под знаком статистики, в ней есть интересное правило, выведенное британцем Фрэнсисом Гэлтоном (1822-1911), двоюродным братом Чарльза Дарвина, — регрессия к среднему (regression to the mean). Согласно правилу, чуть мною интерпретированному, в долгосрочной перспективе всё стремится к усреднению, посредственности. Выстрелит раз обойма великих людей или событий, а потом всё вовзращается в своих скромные усреднённые берега. Скачками такими и двигаемся. И когда выстрелит в следующий раз? И выстоим ли от ослепительного сияния?

Берегите себя и своих близких,
Юра

P.S. ОРИГИНАЛ СТИХОТВОРЕНИЯ

Carl Sandburg
LIMITED

I am riding on a limited express, one of the crack trains of the nation.
Hurtling across the prairie into blue haze and dark air go fifteen all-steel coaches holding a thousand people.
(All the coaches shall be scrap and rust and all the men and women laughing in the diners and sleepers shall pass to ashes.)
I ask a man in the smoker where he is going and he answers: “Omaha.”

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>