Докторская программа в Сиракузах

С осени 2017 года я снова начну учиться, в этот раз в статусе докторанта. Остаюсь ещё на несколько лет в добрых, умиротворённых и вкусных Сиракузах. Неформальное письмо о зачислении кафедра прислала 13 февраля, но быть зачисленным одно, а получить финансирование — другое. Варианта три: (1) получить по конкурсу полное финансирование на 3 года ($1600 в месяц), (2) получить по умолчанию позицию ассистента профессора: 20 часов работы в неделю на кампусе ($1200 в месяц), (3) оплачивать докторантуру из своего кармана ($60 000 в год). По этому показателю и множеству других сие решение для меня непростое.

Spring Summer Crouse Maxwell Tolley HL Hall Of Languages Exterior Roof

Кампус Сиракузского университета (источник)

I. Непростое решение

Как истинный педдизайнер, я вижу конечную цель в том, чтобы иметь учёную степень, которая даст нужную свободу для того, чтобы делать исследования, преподавать, делиться находками со страждущими и не слушать ерунды, которая вываливается из уст кого не попадя относительно высшего образования и того, как надо учить и учиться. Разумеется, обилие квази-экспертов не является основной причиной учёбы в докторантуре. Основная причина — в том, что нет универсального рецепта обучения и развития студента, все налегают на преподавание, а оно слишком переоценено и мало эффективно. Учителя очень важны, но преподавание (= лекторство, рассказывание, пересказывание, прогнозирование — как угодно) переоценено. Для психологии обучения это давно аксиома, однако на практике продолжает воспроизводиться модель 19 века: учитель-мудрец переливает знания в ученика-цистерну. Я хочу делать всё, что возможно в моём небольшом контексте, дабы эта модель уходила в вечность. А это посягательство на систему ценностей, неравный бой, где понятно изначально: одному в этом бою не выиграть.

Это решение сложное ещё и потому, что время учёбы займёт весь период моей второй молодости. Ориентировочно самый ранний год, когда я выпущусь, — 2022. Мне будет тридцать три года (возраст Христа), в голове будут пищать и шуршать комариками большие идеи и мысли, но не будет тотчас доступных средств и площадок для их воплощения. А может, будут?

Мудрёным это решение является также постольку, поскольку я уже и так слишком долго учился. Справедливо самого себя спросить: «Когда уже делом займусь?» 11 лет школы, 6 лет высшего образования, 3 магистратуры по году каждая — не пора ли сбавить обороты? Куда ещё 5 лет поверх предыдущих двадцати? По правде говоря, конечно, из всех учёб самой важной была учёба в США — настоящее образование, где интересы и интуиция совпали с программой обучения на 150%, где каждый преподаватель — практик и эксперт, уверенный и скромный, а каждый учебный предмет синергетично связан с другими предметами на программе. Поэтому решение непростое и потому, что мне пришлось сознаться самому себе в том, что все предыдущие образования так немного стоят в сравнении с нынешним.

Наконец, многосложное это решение и потому, что желание остаться в высшем образовании само по себе означает, что разбогатеть не получится. Для жизни, разумеется, много не надо, но время и силы, которые исследователи тратят на свои труды и преподавание, ничем не меньше, чем, к примеру, силы программистов и конечная цель не менее благородна, чем у программистов, но преподаватель и исследователь обречён зарабатывать в 5-6 раз меньше. Это не проблема программистов, но ценности общества потребления, в котором один труд считается более архитрудным и архиважным, чем другой.

II. Подготовка документов

Сбор документов и написание мотивационного сочинения заняли у меня чистых 50 часов — весь октябрь 2016 года. Я встретился с 11 нынешними студентами-докторантами на кафедре педдизайна, с 3 преподавателями кафедры, с боссом и одним бывшим преподавателем. Самым тяжёлым и важным было мотивационное эссе. Направляли и помогали собраться с духом два человека — Дэн Олсон-Бэнг из отдела карьерных возможностей, а также американка Хезер Уэймит, с которой мы нынче ходим в бассейн. Дэн встречался со мной 5 раз, Хезер — 3. Они читали и вычитывали текст, задавали неприятные вопросы («Зачем это тебе на самом деле? Это у тебя такой способ в Америке остаться? Работу не хочешь искать?»), от которых я на них злился, но за которые благодарен, потому что ответы на подобные вопросы помогали найти фокус мотивационного сочинения, прорезать собственный голос и показать себя настоящего, а не шушращий фантик, где хвалишь самого себя и уверяешь других в том, что ты идеальный кандидат.

В начале октября нужно было сдать экзамен для магистрантов и докторантов — GRE (экзамен на готовность к учёбе после бакалавриата), который проверяет абстрактное мышление. У меня объективно была только одна неделя для того, чтобы подготовиться к этому серьёзному и дорогому экзамену. Он стоит $205, длится 3,5 часа, состоит из математики, аналитического чтения и письма. Этот тест нормативный (не критериальный): то есть мои результаты сравниваются с результатами других ребят, которые сдают экзамен в этот же день по всему миру, и таким образом выстраивается рейтинг. Я могу набрать хороший балл (критерий), но если все другие участники теста тоже набрали хороший балл, то ценность этого балла ничего не стоит. Необходимо скорее сдать экзамен лучше других, а не получить высокий балл. В Штатах есть негласное правило: надо попасть в первые 50% по результату каждого из трёх частей экзамена, чтобы заявка на поступление хотя бы не полетела в мусор и рассмотрелась приёмной комиссией. Три года назад (2013) я сдал этот экзамен в первый раз и показатели были плачевными. Опять я сдавал экзамен 07 октября 2016 г., результаты стали получше, повзрослел и чуть-чуть поумнел, набрал нужные 50%-ные минимумы, но всё равно не было времени тщательно готовиться к этому экзамену.

Yuri-GRE-scores

 Результаты экзамена-фильтра

yuri-greprep

Готовлюсь к математической части экзамена в октябре 2016 г. в «Старбаксе»

Первого ноября был крайний срок подачи заявки во все университеты, что я и сделал, и дальше наступило затишье. Пока в середине января вдруг мой знакомый китаец Юнкай мне сказал, что якобы его друг-китаец Тяньшао (докторант на нашей кафедре) почему-то поговорил с завкафедрой Тиффани Козалкой и сказал ей между делом, что Юра не заинтересован в докторской программе в Сиракузах, мол, он хочет изучать то, чем кафедра не занимается. Я был в ярости: какого хрена ты делаешь? Зачем? Я долго-долго думал и пришёл к одному выводу: этот китаец почему-то завидует, может быть, потому, что кто-то из его друзей тоже подаётся на эту программу, и я для того человека — серьёзный конкурент. Так и оказалось: через полтора месяца я узнал, что подруга злополучного китайца тоже подавалась на докторскую программу сюда в Сиракузы. Китаец вот так красиво пытался устранить конкурентов. Истерик я никаких никому не закатывал по этому поводу, ждал интервью и просто знал саму Тиффани: если она захочет знать подробности, она задаст все вопросы мне напрямую. В лоб. Без посредников. Тиффани позвала к себе на ковёр за день до моего дня рождения.

III. Разговор перед днём рождения, 23 января 2017 г.

Разговор был рассчитан на 1 час, но мы проболтали с ней 2,5 часа. Я вошёл в кабинет и Тиффани с порога спросила: «Какой университет у тебя в приоритете? Я спрашиваю, потому что хочу номинировать тебя на стипендию Сиракузского университета. Её очень сложно получить. Поэтому если ты получишь её и решишь уйти в другой университет, я не буду даже этим заниматься». В эту секунду я узнал сразу много вещей: (а) у Тиффани на меня планы, (б) есть престижная стипендия, на которую номинируют лучших студентов, (в) она держит в голове слух о том, что Сиракузы мне якобы не слишком по душе, (г) она зондирует почву насчёт моих намерений. Зная, что добрый китаец пытался поставить мне палки в колёса, я стал говорить с Тиффани на чистоту.

Я молвил: «Значит, вот такая ситуация. Сиракузы у меня номер один, потом Флорида, потом Джорджия. Я хочу, чтобы вы были моим научным руководителем, потому что мне нравится ваш текущий проект и я органично вижу себя его частью. На консультации в центре карьерных возможностей мне сказали, что надо спросить так: вы готовы быть моим ментором? Вот я со всей серьёзностью спрашиваю: вы готовы быть моим ментором?» Тиффани на долю секунды примолкла, отвела глаза в сторону, потом хихикнула как бы невзначай (но я понял, что ей чертовски понравился мой ответ) и сказала: «Так, хорошо. Да. Да, я согласна быть твоим ментором. А теперь дай-ка расскажу тебе о твоих других университетах». И она стала говорить о том, что лишь в Сиракузах есть тот фокус, который походит мне больше всего, — высшее образование. Во Флориде педдизайн имеет уклон на военные силы и бизнес, в Джорджии — компьютерные технологии, в Сан-Диего — среднее образование, в Индиане — планирование и дизайн. То есть по сути это была речь-призыв оставаться в Сиракузах. Меня осенило: Тиффани хочет, чтобы я остался работать с ней. Меня это обнадёжило, и укрепилась вера в то, что всё будет нормально.

IV. Университет штата Джорджии

Я подавался на докторские программы ещё в два университета — в колыбель педагогического дизайна Университет штаты Флориды в г. Таллахасси и в Университет штата Джорджии в г. Афины. Со Флоридой ничего не вышло, а вот с Джорджией очень даже вышло. Преподаватель кафедры дизайна и технологии обучения пригласила на формальное интервью 05 марта. Две профессорши мило и трогательно беседовали со мной 42 минуты и задавали вполне себе привычные вопросы: почему из всех программ выбрал Джорджию, что хочу изучать, как хочу это изучать, нужно ли мне финансирование, что делаю в настоящее время в Сиракузах. Был только один вопрос, который поставил меня в ступор: «Что ты не указал о себе в досье, но что нам стоит знать?» Прямо как интервью на работу, и я понимал, что они ждут смекалистого, но сбалансированного ответа. Я секунд 15 думал, а потом сказал, что у меня хорошая интуиция, но это как помогает, так и мешает в исследованиях, и я работаю в направлении того, чтобы интуитивные догадки переводить в практические русла. Университет Джорджии тоже зачислил меня на докторскую программу, но финансирование для студентов у них решается только в июле, и по им словам 100% докторантов получают ту или иную финансовую поддержку. В Сиракузах уклон на фронтальный анализ и педагогический дизайн, в Джорджии — на психологию обучения и компьютерные технологии.

От предложения Джорджии я решил отказаться, но всё не так просто. Едва я сообщил о своём решении их кафедре, меня атаковала профессор и просила созвониться с предложением о том, что у неё есть проекты, которые обязательно меня заинтересуют. Так и оказалось, один проект занимается обучением технологиям и основам программирования для преподавателей начальных школ, а второй связан с педдизайном в области робототехники и спонсируется крутым американским научным фондом. Полчаса профессор из Джорджии уверяла меня, что именно у них я раскрою свой потенциал. После этого получасового разговора состоялся также получасовой разговор со студентом-докторантом из университета Джорджии. Он родом из Сиракуз, кстати, но уехал изучать педдизайн в Джорджию, потому что там все предметы помогают докторантам заниматься твоим личным исследованием. От него узнал, что в Джорджии профессора встречаются каждую неделю со студентами по часу-полтора и обсуждают успехи и прогресс, уже к концу первого года ожидается, что ты напишешь черновой вариант статьи для рецензируемого журнала и подашь заявку на престижную научную конференцию. Признаюсь, это меня очень подкупило. Особенно про еженедельное общение с научным руководителем, в Сиракузах с преподавателями встречаются, но не каждую неделю. При всех достоинствах Джорджии и оказанной мне чести, а также просто какой-то гордыни от того, что Джорджия охотится на меня всеми способами (я мысленно поиграл с идеей о том, что, возможно, там будет лучше, особенно если так сильно зовут), я решил отклонить их предложение. Долго взвешивал все «за» и «против» и решил, что останусь в Сиракузах.

V. Письма о зачислении

СИРАКУЗСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ
Школа образования
Кафедра педагогического дизайна, разработки и оценки эффективности

01 февраля 2017 г.
Юрию Павлову
(адрес)

Уважаемый Юрий,
Рады сообщить, что приёмная комиссия рекомендовала отделу магистратуры и докторантуры зачислить вас на докторскую программу в области педагогического дизайна, разработки и оценки эффективности. Занятия начнутся осенью 2017 года. Отдел магистратуры и докторантуры вскоре вышлет вам официальное письмо.

Вы также получите электронное подтверждение о зачислении. Вам нужно будет в кратчайшие сроки выслать обратно «Решение о регистрации на предметы», которое и подтвердит зачисление на докторскую программу. После этого вы сможете регистрироваться на учебные курсы в университетской системе.

Доктор Тиффани Козалка назначена вашим первичным академическим консультантом, но это не означает, что она станет вашим научным руководителем по диссертации. Для того чтобы защитить докторское портфолио (как минимум 45 часов работы), вы должны будете окончательно определиться, кто из преподавателей кафедры станет вашим научным руководителем по диссертации. Обсудите до начала занятий осенью ваше расписание и научные интересы с академическим консультантом.

К концу первого семестра учёбы вы обязаны выслать на адрес Сиракузского университета официальные дипломы и выписки оценок изо всех учебных заведений, где вы получали высшее образование, в запечатанных конвертах с гербовой печатью вузов. Отдел магистратуры и докторантуры может заблокировать регистрацию на учебные предметы на зимний семестр, если это требование не будет выполнено.

Мы надеемся, что вы присоединитесь к нашей кафедре и что ваша учёба в Сиракузском университете будет увлекательной и продуктивной. По любым вопросам, касающимся докторской программы, расписания занятий, регистрации и зачисления, пожалуйста, связывайтесь с нашей кафедрой.

С уважением,
(подпись)
Джин Ли, доктор наук
Глава приёмной комиссии кафедры педагогического дизайна

зачисление в Сиракузы

 Письмо Сиракуз

- — - — - — - — - — - — - — - — - — - — - — - — - — - — - — - — - — - — - -

ЗАЧИСЛЕНИЕ В УНИВЕРСИТЕТ ШТАТА ДЖОРДЖИИ
17 марта 2017 г.

Уважаемый Юрий Павлов,
Поздравляем! Кафедра дизайна и технологии обучения рекомендовала отделу магистратуры и докторантуры Университета штата Джорджии зачислить вас на обучение. Приёмная комиссия одобрила эту просьбу, но вам необходимо будет заполнить документы о финансовом положении и выслать их отделу международного образования. Эти документы нужны для формы I-20 или DS-2019. Свяжитесь с кафедрой, если вам необходима финансовая помощь.

Сотрудник отдела международного образования свяжется с вами и попросит предоставить финансовую и иную информацию через онлайн-систему «iStart».

Вас рекомендовали зачислить на докторскую программу кафедры дизайна и технологии обучения.

Отдел международного образования вышлет вам официальное письмо о зачислении и форму I-20/DS-2019 как только вы выполните описанные выше процедуры. По всем вопросам обращайтесь к мисс Хэйли Делоуч по электронной почте.

С уважением,
Вики Бриджес
Замдиректора отдела приёмной комиссии
Отдел магистратуры и докторантуры Университета штата Джорджии

зачисление в джорджию

 Письмо Джорджии

VI. Финансирование

fellowship letter

 Радостное оповещение из Сиракуз

Традиционно в Сиракузах объявляли о финансовой поддержке докторантов 15 апреля, но в этом году 15 апреля выпало на субботу, поэтому я ждал письма в понедельник. Оно не пришло. Мне написал бывший преподаватель и спросил, готов ли я работать 20 часов в неделю у него в отделе. Я сказал, что согласен, как только получу официальное письмо от университета с моим финансированием. В пятницу 21 апреля долгожданное письмо пришло: меня наградили трёхгодичной стипендией университета, которая вручается ежегодно лишь трём студентам-докторантам на нашем факультете. На неё меня номинировала Тиффани Козалка. В письме говорилось: «Поздравляем вас с присуждением стипендии Сиракузского университета! Это самая престижная стипендия университета, её получают лишь некоторые избранные студенты. Изучите во вложении письмо с подробным обзором стипендии и связанными с ней обязанностями [например, нигде не работать -- Юра.] и обращайтесь к нам с любыми вопросами по мере их возникновения. Ещё раз поздравляем вас с этой наградой и желаем удачи в вашей академической карьере».

То есть на три года можно забыть о том, будут деньги или нет. Разумеется, докторантура может растянуться на четыре, пять и больше лет, и тогда вопрос с финансами будет решаться на месте. Ну что ж, если кому-то интересно, предлагаю вашему внимаю своё мотивационное эссе, или «заявление о намерениях» (personal statement), в котором свою философию жизни мне надо было соединить с будущими академическими намерениями.

VII. Мотивационное эссе для поступления в докторантуру

Я всегда любил решать логические задачки. Простейший вопрос «Что надо сразу разбить, перед тем как увидеть?» тотчас вызывал в моём сознании целую вереницу ассоциаций, по которым я мысленно пробегал и находил разгадку: яйцо. Шерлок Холмс, как мне представляется, идеально умеет разгадывать самые запутанные ребусы в силу своих каких-то внеземных аналитических талантов. При этом его нехитрый метод дедукции и есть то, чем занимается педагогический дизайнер: смотрит на систему целиком и с запалом детектива ищет пробелы в знаниях, умениях и убеждениях, потом изобретает уникальные решения и устраняет эти пробелы. В отличие от детективов, правда, в подавляющем большинстве педагогические дизайнеры не курят изогнутые трубки и не играют на скрипке. Я хочу выработать умения, подобные шерлоковским, и присоединиться к когорте исследователей, пытающихся разгадать одну из самых тёмных тайн педагогического дизайна — заинтересованность и вовлечённость обучаемых (student engagement).

Тридцать лет исследований феномена заинтересованности и вовлечённости обучаемых пока что так и не вылились в цельную систему знаний. Отправными точками для нас являются лишь отдельные фрагменты этого феномена: поведенческие, когнитивные, психологические и академические. Кое-какие параметры можно измерить и пронаблюдать: посещение уроков, домашняя подготовка, участие на занятии и вне занятий, время работы над заданием. Другие параметры можно оценить, если собрать и проанализировать персональные анкеты и опросники: чувства, эмоции, убеждения и суждения, личные интересы. Последствия низкой заинтересованности сравни катастрофе — от витания в облаках и прогула уроков вплоть до исключения из учебного заведения (см. Эплтон, Кристенсон, Фурлонг, 2008). Меня пленяет идея изучения того, как преподавание в привычном классе и онлайн-среде может повысить уровень заинтересованности и вовлечённости обучаемых, ведь в конечном счёте это влияет на качество обучения.

Заинтересованность и качество обучения приносят бесценные плоды в обучении только тогда, когда преподавание разработано целенаправленно. Увы, чаще всего я вынужден был изучать предметы, разработанные методом проб и ошибок. В университете занятия по иностранным языкам приводили меня как в восторг, так и в уныние. Чтобы получить свой диплом лингвиста, я в общей сложности изучал восемь языков, на пяти из которых я не мог построить полную фразу во время урока. В преподавании не хватало прикладных и ментальных упражнений, почти совсем не было работы в парах или группах. Было у меня и семь онлайн-курсов, на большей части которых моя заинтересованность и вовлечённость была практически на нуле. Между мной, одноклассниками, преподавателями, технологиями и бесконечными книгами и статьями зияла непреодолимая пропасть. Было бы замечательно систематически оценить эти занятия в классе и онлайн-курсы и установить, каким образом целенаправленные обучающие внедрения могли бы способствовать взаимодействию всех выше перечисленных переменных. А ещё точнее, я стремлюсь понять, как можно было бы вернуть человеческий фактор назад в онлайн-уроки, чтобы сильнее заинтересовать и увлечь обучаемых.

В 2012-2014 гг. я преподавал перевод студентам нелингвистических специальностей на программе-переподготовке в Белорусском государственном университете, где использовался учебный план лингвистического вуза. Новичкам усвоить такую гору информации за год было не под силу, и средненькие отметки у студентов предыдущих выпусков это подтверждали. Я напялил на себя шерлоковскую шляпу с козырьком и стал искать более эффективный способ преподавания фундаментальных переводческих навыков и принципов. Как помочь студентам думать о переводе критически и одновременно снарядить их стратегиями оценки и объяснения своих и чужих переводов? Семь дней и семь ночей я корпел над новым учебным планом, который призван был вовлечь студентов в работу с аутентичными текстами, индивидуальные проекты, письменные рефлексии о своём обучении. Всем без исключения студентам понравился такой подход, а на итоговом экзамене каждый студент получил высокую отметку. Я был живым свидетелем того, как заинтересованность и вовлечённость повысили качество их обучения. В те дни я и понятия не имел, что под покровами скромных усилий крутились винты настоящей науки: не я наткнулся на педагогический дизайн, но педагогический дизайн сам нашёл меня.

Моё окунание в педагогический дизайн произошло на магистерской программе в Сиракузском университете, в котором на первичное изучение дисциплины я потратил более 650 чистых часов: предметы, дополнительные чтения, университетские задания. Учёба укрепила моё желание стать профессором, преподавать и заниматься исследованиями. Я особо ценю то, что в Сиракузах преподаватели уделяют достаточное время на индивидуальное общение со студентами. На магистерской программе мне повезло пройти практику с профессором Козалкой, поддержка и советы которой помогли мне преуспеть. Я был рад узнать во время практики, что профессор Козалка в настоящее время работает над проектом «Исследования по разработке обучающих ресурсов (РЕБУС)», который изучает, как связаны между собой обучение и интерактивные обучающие материалы. Один из способов работы над этим проектом является изучение уровня заинтересованности и вовлечённости. Эта работа тесно переплетается с моими научными интересами, поэтому я вижу свою роль в том, чтобы помогать разрабатывать научно обоснованные стратегии и тактики, которые помогут создавать увлекательные обучающие материалы и стимулировать обучение. Поэтому я убеждён, что обучение в Сиракузском университете с профессором Козалкой будет идеальной средой и для того чтобы воплощать на практике свои интересы, и для того чтобы внести посильную лепту в ту удивительную работу, которую уже ведёт эта кафедра.

Докторская степень мне нужна для того, чтобы стать Шерлоком Холмсом в педагогическом дизайне. Как можно гарантировать заинтересованность и вовлечённость обучаемых? Как увеличить заинтересованность в привычных аудиториях и во время онлайн-уроков? Как создавать интерактивные решения, которые позволят ученикам почувствовать прочную взаимосвязь с однокурсниками, содержанием предмета, преподавателями и технологиями? Как всё это использовать для того, чтобы повысить качество обучения? Я убеждён, что изучение методов исследования, по которым кафедра педагогического дизайна предлагает хорошо разработанные курсы, и проведение самих исследований под эгидой профессоров кафедры позволит открыть тайны феномена заинтересованности и вовлечённости и наконец прольёт свет на эту тёмную сторону педагогического дизайна. А мой детективный разум уже настроен на то, чтобы решить эту загадку.

Докторская программа в Сиракузах: 2 комментария

  1. Юрий ! Добра и Умиротворения !

    Как — то , разок — другой общался с Вами ! Не хочу донимать Вас своими » несвоевременными мыслями » отнимая Ваше драгоценное время , однако периодически » слежу » за Вашим жизненным путём — благо он в свободном доступе. Интересно, познавательно — совершенно другой мир — совершенно иная Вселенная … Простите , не смог пройти мимо :
    … Вот тут Ваши рассуждения : … Я хочу … разгадать одну из самых тёмных тайн педагогического дизайна — заинтересованность и вовлечённость обучаемых … Тридцать лет исследований феномена заинтересованности и вовлечённости обучаемых пока что так и не вылились в цельную систему знаний …
    Прочёл и обрёл некое спонтанное озарение . О нём чуть позже …
    А пока — всякий путь начинается с первого шага ( Лао-цзы ) . Думаю , у Вас , как Шерлока Холмса , логично должен возникнуть вопрос : Кто был самым первым педагогическим дизайнером ?
    Не дурно , не правда ли ? Этот вопрос , из уст будущего доктора , звучал бы и завораживающе и мудро , вводя в ступор Ваших слушателей . При случае , попробуйте задать его Тиффани … Весьма интересно каков будет её ответ …
    В чём фишка ? Здесь нет какого — либо подвоха . Правильный ответ вызывает весьма витиеватую и глубокую цепь последующих размышлений , непосредственно касающихся Вашей тёмной тайны …
    В итоге — обескураживающие человеческое сознание выводы .
    Ну , так рискнёте , Юрий ? У Вас на размышление время НЕ ОГРАНИЧЕНО !
    Подсказка к ответу : Элементарно …
    А потом поделюсь своим озарением …

    Всех благ .

  2. Верю, Юрий, что Вы станете профессором. Пост фундаментальный по глубине поднятой темы! Спасибо!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>