Высокий полёт, или под крылом Билла Клинтона

Политическая жизнь США не оставляет равнодушным ни одного своего граджданина. Выборы представителя в Конгресс настолько же важны, как и выборы самого президента. Две партии, которые никогда не переплетаются на протяжении истории страны, но сменяют друг друга и чередуются – республиканская и демократическая – две несколько разнонаправленные силы, что в период выборов обстановка накаляется, как мясо в огненных печках Бургер-кинга. На понедельник, 11 октября, было намечено выступление Билла Клинтона в Университете штата Кентукки в Лексингтоне (University of Kentucky) в поддержку демократа Джона Конуэя (John Conway), который баллотируется в Конгресс 02 ноября 2010 года. Отправляли туда и студентов Берии-колледжа.

Наша поездка должна была состояться в 08 утра ровно. Большой автобус колледжа, в который вмещается 50 человек, по предварительным спискам был заполнен максимально. И очень грустно и некрасиво как-то, что на деле подошло всего 20 человек. Это мне напомнило немного о поездке Аюны Доржиевой, девочки из России по ЮГРАДу, в Вашингтон с группой Берии-колледжа. Она рассказывала, что не пришли три человека. Желающих тогда в сентябре было выше, чем Анхельский водопад в Венесуэле, но так автобус и уехал с тремя пустыми сиденьями, на которые претендовали мы с Денисом.

Водопад Анхель, 979 метров, самый высокий в мире, который Уго Чавес по своему волюнтаризму в 2009 году переименовал в Керепакупай-Меру (Kerepakupai merú; местное этническое название). Когда мы уже избавимя от диктаторов, а?

Итак, приехали мы в Лексингтон в 09:20 и пошли сразу к сцене, на которой должен был выступать 42-й президент США, о котором, к великому сожалению, наши люди помнят только в связи со скандалом о сексуальных приставаниях к сотрудницам Белого дома. На деле это был – по крайней мере, в продолжение моих сознательных 18 лет – самый толковый Президент рубежа 20-21 веков (1993-2001). При Билле Клинтоне удалось погасить государственный долг, снизить вмешательство США во внутренние дела других стран, вывести Америку как производителя высоких технологий на первое место в мире и многое-многое другое. Сейчас ему 65 лет и он неустанно работает.

Но прежде чем он и его коллеги вышли выступать, прошло гигантское количество времени. Студентка из Унирвеситета штата Кентукки только в 11:20 вышла на сцену и объявила, что всё начинается. До этого мы стояли, фотографировали обстановку, смотрели на камеры телевидений, которые съехались. Время, конечно, было выбрано как раз так, когда выглянет палящее солнце и разморит всю толпу. Кстати, людей собралось около 5000 человек, так что наше положение почти у самой сцены оказалось невероятным преимуществом, ради которого и стоило стоять 2 часа.

Первым вышел говорить какой-то политик из Кентукки. И его непринуждённая беседа сильно увлекла граждан. Потом вышел бывший представитель штата в Конгрессе, к сожалению, не помню его имени, дедок такой забавный. Начал он свой монолог с интересного замечания, что написанную речь, одобренную его женой, он забыл дома. Мне понравилось, как американцы отреагировали на это всеобщим возгласом сожаления. Они такие переживающие. Потом этот дедушка выпрямился и ровным, чётким словесным потоком приковал к себе внимание сотен людей. Такой красивой манеры говорить у человека лет восьмидесяти я и представить не мог. Когда он уходил со сцены, аплодисменты долго не заканчивались.

И вот после него вышли две персоны – главные персоны дня: Джон Конуэй и Билл Клинтон. Первым к микрофону под всеобщее одобрение вышел демократ Конуэй, который стремится быть избранным в Конгресс от штата в ноябре. Молодой человек лет тридцати пяти или сорока лет, Конуэй уверенно стал оглашать список того, чего он добился и чего собирается добиться. Его голос звенел, его взгляд прожигал, и, признаться, такой вовлечённости в слова политика я не испытывал вообще никогда в жизни. Но кого я всю жизнь мог слышать в Беларуси? Разве того человека, у которого речь столь же идеальна, как у этого малого участика огромной политической жизни Америки? Я понял, что голос, его вибрации и переливы оказывают влияние столь же мощное, как революционная книга. Музыка слов в первую очередь, а потом сами слова – вот чем можно взять людей.

Выступление Конуэя длилось около 15 минут, при этом Билл стоял рядом и слушал не только программу будущего представителя, но и пеан в свой адрес, потому что финальная часть монолога Джона Конуэя была посвящена удачному президентсву Билла Клинтона.

Впрочем, хочу отметить, что вся ситуация мне кажется ироничной. Кентукки считается республиканским штатом, но все голосуют за демократов. Я спросил на ужине у Саманты, в чём дело, и она ответила, что это такая же загадка для неё, как и для нас. Она призналась, что Клинтон её любимый президент из тех, которых она помнит. И она же высказала очень много сомнений, что Обаме позволят остаться на второй срок: люди в большинстве своём разочарованы его политикой и теми обещаниями, многим из которых пока не суждено было исполниться. Она бы хотела, чтобы президентом была Хиллари Клинтон, жена Билла. Но это тоже маловероятно, по душевному признанию Саманты.

С чувством гордости, чести и уважения Конуэй передал слово Клинтону под непрерывные  аплодисменты толпы. Многие кричали: «Мы любим тебя, Билл!», многие трясли книгами «Моя жизнь», на которых значился маленькими буквами автор – Билл Клинтон. Поистине, любовь к нему сильна, равно как и его любовь к кентуккийцам. Когда он начал говорить, мне показалось, что это слишком неубедительно. Он начал с тихой речи, а глаза постоянно падали в лист, с которого, вероятно, он что-то считывал. Такой подход к политическому выступлению показался мне очень механическим и неуспешным. Но я ждал лучших времён. И Билл не подвёл никого из тех, кто собрался его слушать.

Спустя три минуты после начала, Билл ушёл от своих записок, его голос налился живительной силой и энергией, а слова, которые он выбирал и говорил, всё больше и больше напоминали изящные сплетения узоров на коврах Персии. Он умеет использовать игру слов и иронию, его способ говорить правду – это не прямое её утверждение, а всегда тезис, подкреплённый существенным примером. Билл – большой любитель анекдота. Он поделился с нами, что ему часто задают вопрос, как ему удалось выплатить госдолги, на что он отвечает всегда одинаково: «Простая арифметика. Когда я беру у кого-то две единицы чего-то в Лексингтоне и две единицы чего-то в Луивилле, то после того, как вернусь в Вашингтон, я всё равно должен буду вернуть четыре единицы». Его жестикуляция была щедра в пределах политического этикета, а выражение лица не упраздняло чувство радости, с которым он держался перед огромной аудиторией. Он безжалостно нападал на республиканцев, которые сознательно закрывают возможности получения американцами высшего образования, которые не пытаются улучшить систему здравоохранения, взяв под контроль многие её аспекты.

В один момент, когда Билл одаривал публику очередной удачной мыслью, а публика восхищённо аплодировала, в небе появился орёл, который около трёх минут кружил над нашим местом собрания. Мы переглянулись с Аюной и почти одновременно произнесли: «Это так символично». Не сомневайтесь, так оно и было. Билл Клинтон – выдающийся оратор, теперь для меня в этом не осталось никакого сомнения. Заключительные слова его были исполнены счастливых грядущих прогнозов на будущее в области всех сфер жизни, если граждане отдадут свой голос за Джона Конуэя. И я уверен, что с поддержкой Клинтона у Конуэя теперь есть все шансы.

Билл Клинтон на сцене перед центральным зданием Университета штата Кентукки

 

Билл Клинтон произносит речь перед 5000 слушателями

Когда Билл закончил выступать, он спустился со сцены, чтобы быть ближе к людям, поздороваться с ними за руки и дать автографы. Мы с Аюной терпеливо ждали, когда же он к нам подойдёт. Я достал свой ежедневник, который в январе подарили на день рождения брат с женой, открыл чистую страничку и стал, как «крадущийся тигр, затаившийся дракон», ждать Билла. То, что было потом, теперь кажется мне настолько же невероятным, как если бы мне ещё на третьем курсе сказали, что буду учиться в Соединённых Штатах.

Он подошёл и стал всем пожимать руки, приветствуя народ. Я был во втором ряду и заметил, как Аюна протянула его охраннику фотокамеру и попросила сделать снимок. И вот на снимке я только успел просунуть своё лицо, но не успел торжественно продемонстрировать улыбку, ибо Билл уже был готов уйти. В радости и ожидании счастья я спросил у него: «Билл, вы можете поставить автограф?» Он: «Да, конечно! А как твоё имя?» – «Юрий». – «Юрий? Ты из России?» – «О, я из Беларуси» – «Из Беларуси? Я там так много раз был» («Belarus? I’ve been there many times»), – сказал он с неожиданным приливом душевных сил. Он взял мой блокнот, повернулся к охраннику и сказал: «Ю-Р-И-Й, запиши обязательно». А потом снова повернулся ко мне и крепко пожал руку, широко улыбаясь. В этот момент подсуетилась Аюна и говорит ему: «А я из России!» Билл: «Очень приятно» – «Не могли бы вы поставить ещё один автограф в блокноте Юры для меня?» – «Конечно, а как тебя зовут?» – «А-Ю-Н-А». «Отлично, Аюна!», – сказал Билл и пожал ей руку снова, ибо он уже трогал её руки, когда охранник их фотографировал. И Билл пошёл дальше. Мы стали с Аюной смотреть друг на друга и не верить, что такое могло произойти. После трёх с половиной часов стоячего положения наши старания увенчались тем, что мы получили 20 секунд внимания 42-го президента США. К нам подошёл Ан Су (Aung Soe) из Мьянмы (бывшей Бирмы) и сказал: «Ну ребята, вам и повезло!..» И это было общественное признание нашей с Аюной крутости.

Юрий Павлов и Аюна Доржиева с Биллом Клинтоном, 11 октября 2010 г.

Мы ждали ещё около 15 минут, пока охранники принесли обратно мой блокнот. В нём на двух страницах стояли два автографа – один мне, второй – Аюне.

Автограф Б. Клинтона – Юрию

Автограф Б. Клинтона – Аюне

И хотя по приезду в Берию я был измотан настолько, что в шесть вечера просто выключился, до сих пор очень радует то, что удалось поучаствовать в американском политическом предвыборном собрании и переброситься парой слов с Биллом  Клинтоном, к которому у меня всегда было много уважения.

Если кому-то интересны новости о встрече в Лексингтоне в американской прессе, приходите сюда.

Берегите себя и своих близких!

Воистину МИР!

С социалистическим приветом,

Юрий.

Справа – налево: Юрий, Аюна, Ан Су (низ), Тони Чой и ещё какие-то два студента Берии-колледжа ; – )

Высокий полёт, или под крылом Билла Клинтона: 7 комментариев

  1. OMG!!!!!!!!!!!!!!!!!!!! Я, когда начинала читать рассказ, даже и подумать не могла о подобном!!!! Вот это даааааааааа!!!!!!!!!!! Боже, дорогой, глазам своим не верю!!!! Теперь я точно не смогу уснуть!!! Как я рада за тебя и как горжусь тобой!!!!! Мое сердце замирает от радости и восхищения!!! Вау!!!! Завтра обязательно поведаю маме, она-то в каком восторге будет!!!!))))

  2. Нет слов!! Я очень рада за тебя, Юра))))))))))))))))))))))) Просто супер!!!! Этот автограф дорогого стоит!!! Будет , что внукам рассказать. Повесишь в рамочку!!!! И мне дашь отксерить)))) ССУУУУПЕЕЕР!!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.