Разноцветная роспись снегом

Новый год начался внезапно, уже половина января позади. Целую неделю перед началом учёбы хворал и разрешал себе безудержно валяться в кровати. Вирус и так и сяк крутил мои мышцы груди и спины, заставлял нос течь ручьями, стучал кувалдой по голове изнутри. Всё это прискорбно, ведь таким образом треть моих каникул бестолково ушла в небытие. Но не бывает худа без добра, зато посмотрел весь второй сезон сериала “Ты” (You) про маньяка-социопата. Я люблю все такие истории с вывихом: когда вывихнуто, то как-то ярче подсвечивается наша нормальность и каждодневность. После таких страшилок нормальная жизнь просто не может быть скучной, вялой или утомительной. В привычной жизни рутина позволяет делать дела, стабильно продвигаться вперёд, видеть смысл в действиях и поступках. Без ужастиков легко жаловаться на всё подряд, а с ними скулить как-то неприлично. Руки-ноги-мозги на месте, чего ещё роптать?

Мой последний в жизни учебный семестр, в котором я сижу за партой как студент, состоит из трёх предметов: статистика, психометрика, латинский язык. Во вторник все эти три предмета происходят один за другим. В минувший вторник (14 января) пришёл домой вдохновлённый после последнего занятия и ни на что не был способен, лишь на мерный и сладкий сон. Странно, до чего же внимание — ограниченный товар на нашем личном складе человеческих ресурсов. Я давно заметил за собой, что в день могу быть предельно сосредоточенным на работе лишь 6 часов. Дальше начинаются загвоздки, паузы, ошибки, капризы. В прошлом семестре наша студентка-докторантка Эмбер посоветовала правило 8–8–8 для сбалансированной жизни. Согласно правилу, сутки делятся на три периода: восемь часов на сон, восемь на работу, восемь на себя-любимого. Восемь часов на работу — это звучит очень интуитивно, но вот лично я готов оторвать 2 часа от “на работу”, чтобы внедрить их “на себя-любимого”.

Недавняя новость из Финляндии показалась очень многообещающей: тамошняя премьер-министр Санна Марин, как раструбели СМИ, хочет предложить перейти Финляндии на 6-часовую рабочую неделю, а саму рабочую неделю сократить до 4 дней. Цель — освободить время для людей на семью и хобби. Где я только ни видел этой новости. Было чувство, что чуть ли не сама Санна Марин в уши кричит о своей прогрессивности со всех медийных каналов. Разумеется, это очередная новостная сенсация. Да, Санна Марин произнесла вслух свои мысли по поводу укороченной рабочей недели летом 2019 года, но пока что на повестке дня в правительстве Финляндии такое предложение не стоит. Но права ли госпожа Марин? Я думаю, да, потому что люди смогут добираться до работы на личном транспорте меньше на один день в неделю (экология), будут реже болеть/стрессовать и лучше питаться (здоровье), делать сопоставимые с прежним объёмы работы и устраивать меньше перекуров (экономика). Это лишь гипотеза, но мне она кажется реальной. Я не думаю, что люди разленятся и совсем перестанут работать. Мол, из рубрики “ой, ну и что я успею сделать за 6 часов?”, и рассядутся сложа руки. Во-первых, работодатель быстро даст под хвост; во-вторых, большинство людей по найму всё же хочет делать работу в обмен за деньги. Как всегда в сложных вопросах, пока ещё недостаточно исследований на эту тему. Швеция проводила опыт, но не довела его до конца, а потому итоги получились неважными для экономики, но хорошими для людей (см. статью “В Швеции отменяют шестичасовой рабочий день: не все так радужно, как казалось”, 2017). Ну что ж, время покажет, а пока вот буду проводить личный опыт по модифицированному правилу 8–6–10.

На первой неделе также произошли две интересные встречи. Одна длилась 4 часа с научруком Тиффани. Я зашёл сказать “привет” после всех этих новогодних праздников, она пригласила зайти ненадолго в её офис. В общем, зашёл, потом мы медленно пошли на обед вместе, потом вернулись с обеда — и всё продолжали обсуждать крайние сроки и мои обязанности в этом семестре. Может быть, мы бы продолжили нашу беседу, но у Тиффани разболелась голова. Я осторожно подозреваю, что из-за меня. Вторая внезапная встреча была с известнейшим педдизайнером Александром Ромизовски. Он родился и вырос в Лондоне в польской семье (говорит по-польски, со мной пытался обменяться парой фраз ещё в 2016 году; я его понял, а вот он белорусский язык уже не понял). Роми, как его все называют (Romi), участвовал в образовательных проектах в Восточном Тиморе, Нигерии, Гане, Руанде, Южной Африке, Мозамбике, Бразилии и ещё невесть где. В ноябре-декабре 2019 года он был в Казахстане в городе Шымкент. Там сейчас пытаются, наверное, исправить советское прошлое и переводят делопроизводство на казахском языке с кириллицы на латинский алфавит. Возможно, будет потребность в кратких электронных самоучителях (а-ля приложение на телефоне) для более старшего населения, которое может не знать латиницу. В этот приезд я восхитился тем, что ему почти 81 год, а он разъезжает по миру и занимается педдизайном. И в своём восхищении добавил: “Мне б такой запал, когда вырасту”. Он тут же подхватил и со смеющимися глазами сказал: “В этом-то и весь секрет жизни, что не надо становиться взрослым”. Я интерпретировал это так, что можно быть творческим и идейным очень долго, если в душе оставаться ребёнком.

Наконец, ещё один человек вдохновил меня на первой же учебной неделе. Это наш преподаватель по образовательным тестам и измерениям (психометрика) Майкл Хардт. Он очаровал всех студентов, я потом спрашивал про их впечатления. На первом же уроке мы ловили каждое его слово. В своей карьере он много чего пытался измерить, например, юмор и любовь. В частности, он был одним из психометриков, которые работали над сайтом знакомств match.com. Он работал в Южном Судане, который появился на карте мира в 2011 году. После страшной войны в этой стране надо было восстанавливать систему образования. Майкл Хардт работал над одним из проектов по этой задаче через Организацию экономического сотрудничества и развития (OECD). Его научным руководителем в докторантуре был психометрик Питер Мозенталь (1948–2004) из Сиракузского университета, который, например, работал над версией теста TOEFL — тестом по английскому как иностранному, который сдают многие международные студенты, приезжающие в США за высшим образованием. Майкл Хардт поразил меня своей скромностью. Он то и дело говорит, что он тугодум (knuckle-head) по сравнению с теми гигантами, у которых учился. А в число гигантов он включил наших сиракузских звёзд Филипа Доти и … Ника Смита. Я не могу не любить тех, кто любит профессора Ника Смита, который для меня здесь в Сиракузах, пожалуй, самый умный, глубокий и прозорливый наставник (и которому 05 января исполнилось 74 года). В общем, семестр обещает быть очень интересным, и я предвкушаю работу и учебу с Майклом Хардтом.

Берегите себя и своих близких.

Александр Ромизовски (род. 1939) и Юра Павлов, 16 января 2020 года на кафедре педагогического дизайна в Сиракузском университете. Ромизовски живёт в Бразилии и очень редко прилетает в США. По-прежнему неутомимо работает по всему миру в тех проектах, где есть потребность в создании образовательных внедрений. Фото: Yang Liu.

Первый урок по курсу “EDU 655 Образовательные тесты и измерения” с преподавателем Майклом Хардтом. На фото студенты-докторанты играют в стратегическую игру “ним” (nim). В этой игре можно победить, если сделать так, чтобы оппонент последним вытянул предмет из оставшихся кучек (есть вариации игры). Майкл наблюдает, как студенты постигают внутреннюю структуру и логику этой игры, а не просто пытаются запомнить ходы и движения. По его словам, в образовательных тестах важно измерять именно структуру вещей, но не их очередность или сомнительную “важность”. Фото сделано 14-янв-2020 г. в аудитории Marshall Square Mall 202–B, Сиракузский университет.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.