Начинающему исследователю в социальных науках

Неоднократно доводилось мне общаться с людьми, которые хотят узнать, что значит заниматься исследованиями в социальных науках. К социальным наукам обычно относятся психология, экономика, политология, социология, антропология, криминалистика, образование. Социальные науки пытаются понять, почему поведение человека такое сложное, как работают общественные институты, как функционирует власть. И пытаются они это понять с помощью особой логики производства знаний — методов исследования, которые позволяют осторожно оценивать и упразднять альтернативные объяснения феноменам жизни и оставлять за бортом наименее вероятные из этих объяснений.

Basics of social research book cover screenshot

Как правило, учёные придумывают дизайн исследования — детальный план того, как будет изучаться тот или иной феномен. Дизайн исследования призван помочь учёному прийти к надёжным выводам, свободным от грубых предвзятостей и искажений. Часть дизайна состоит в том, чтобы найти такую ситуацию, в которой интересующий нас феномен можно выпукло изучить, прощупать, прозондировать. Например, феномен ответственности за благоустройство публичных мест. Как можно изучить «ответственность»? Сразу надо придумать вопрос: Какова природа ответственности человека за опрятность общественных мест? Именно этим вопросом и задался американский исследователь Эрл Бэбби*. Он решил, что ответить на этот вопрос лучше всего через метод «полевого наблюдения» (field observation) — участники исследования должны были заняться общественными работами и (а) оценить свои ощущения от выполнения этой непрошеной деятельности, а также (б) пронаблюдать за тем, как посторонние люди отреагируют на эту бурную деятельность. Бэбби пишет: «Мои студенты собирали мусор, ровняли дорожные знаки, ставили на место упавшие дорожные конусы, прибирали и украшали комнаты отдыха в общежитиях, подрезали ветвистые деревья на перекрёстках, чтобы не закрывать обзор машинам, чинили поломанные предметы на игровых площадках, мыли общественные туалеты и занимались сотней других проблем, которые не были “их ответственностью”» (Бэбби, 2011, с. 317).

Оказалось, что участники, выполнявшие эти работы, чувствовали себя крайне неуютно. Более того, реакции окружающих усиливали этот дискомфорт. Кто-то вызвал полицию на студента, который оттаскивал сломанную газетную будку в сторону, чтобы она не мешала прохожим. На другого студента накричал сосед за то, что студент решил почистить засорившийся ливневый сток на улице. Другому парню фыркнули «недотёпа!», когда он подбирал раскиданный вокруг мусорки хлам. Из исследования стало ясно, что для посторонних глаз такая внезапная уборка расценивается трояко: (1) сам намусорил и из чувства вины убираешь за собой, (2) сам намусорил и тебя кто-то пристыдил, поэтому убираешь, (3) попросту крадёшь мусор. Другими словами, в США не принято брать на себя ответственность за чистоту общественных мест, это делают коммунальщики и прочие городские службы, которые, как принято думать, делают это более безопасно и более качественно. Как же это контринтуитивно и алогично! Мы бы хотели по-другому думать о себе как о людях: что важно проявлять инициативу, что брать ответственность — звучит гордо, что это пример гражданской сознательности. Но с помощью полевого наблюдения — то есть когда за людьми понаблюдали в естественной обстановке — картина реального мира стала чуть-чуть более полной. Впрочем, к этому исследованию есть приписка. Как только недовольные наблюдатели преодолевали первые негативные впечатления от увиденного и узнавали, что студенты просто хотят улучшить обстановку, наблюдатели уже сами начинали помогать студентам прибираться.

[* Пример позаимствован из книги по введению в социальные исследования, см. Babbie, E. (2011). Qualitative field research. In The basics of social research (5th ed., pp. 316–318). Belmont, CA: Wadsworth. Сам автор ссылается на свою более раннюю книгу: Babbie, E. (1985). You can make a difference. New York, NY: St. Martin’s Press.]

Полевое наблюдение — один из многих частных методов исследования в социальных науках. Как правило, методы исследования классифицируются более огульно по тому, какие данные имеются на руках у исследователя — в виде цифр или в виде текста. Традиционно говорят о количественных методах (дескриптивная и инференциальная статистика), качественных методах (контент-анализ, дискурс-анализ, тематический анализ, номологические сети кумулятивных данных и др.) и смешанных методах (количественные + качественные). Методы исследования всё время совершенствуются и уточняются. Впрочем, надо быть щепетильным и бдительным: методы могут быть количественными или качественными, но сами исследователи не могут быть ни количественными, ни качественными. Хороший исследователь идёт строго за научным вопросом о каком-либо феномене, а уже научный вопрос определяет то, какие методы исследования будут применяться для поиска предварительных ответов. Не метод делает исследование — мозг делает исследование.

Социальные науки стремятся понять какой-то феномен жизни и описать его, объяснить, установить взаимосвязи между явлениями, имеющими отношение к этому феномену. В социальных науках степень интерпретации данных зависит от качества имеющихся данных и их полноты. Эти интерпретации всегда осторожны и открыты к поправкам. Сегодняшняя позиция по тому или иному вопросу может стать табу уже завтра. Например, в педагогическом дизайне долго бытовало мнение, что технологии в образовании улучшают обучение студентов сами по себе, но сейчас на технологии смотрят лишь как на вспомогательное средство в обучении, потому что люди учатся тогда, когда активно думают головой, а не когда просто используют технологии. В начале 20-го века на интеллект смотрели как на генетическую постоянную, которая не меняется с течением времени, но в середине и конце века стало окончательно ясно, что интеллект не объясняется лишь генетикой и что окружающая среда также мощно влияет на интеллект человека. Социальные науки пристрастны к тому, что происходит сейчас, им не терпится узнать, почему это случается сейчас, у них чешутся условные руки узнать, как улучшить будущее. Прошлое — это полезный фон, устойчивое подспорье, но в приоритете нынешнее, сегодняшнее и возможное будущее.

В этом смысле гуманитарные науки более вневременные. Если у них и есть стремление реагировать на злобу дня, то в этой реакции всё равно попытка понять нечто универсальное, всеохватывающее. Гуманитарные науки — философия, история, литературоведение, культурология, филология, масс-медиа и коммуникации, правоведение, религиоведение, языкознание — сосредоточены на понимании человеческого опыта, сложных вопросов жизни, ценностей общества, взаимопонимании людей и культур. Гуманитарные науки нередко пользуются методами социальных наук, но у них есть и свои особые методы исследования (напр., герменевтика, структурализм). Как это видится мне, цель гуманитарных наук — докопаться до основ тех идей и нарративов, которые влияли на людей тысячелетиями. Они озадачены интерпретацией. Они хотят постичь, как и почему уживаются противоположные точки зрения на одни и те же факты жизни. У них нету цели дать практические рекомендации о том, что надо делать человеку или сообществу в той или иной ситуации (напр., в виде местного постановления или общественного декрета), им важно понять и истолковать глубину смыслов. Кроме того, идеи прошлого не менее ценны и влиятельны, чем идеи настоящего. В гуманитарных науках все имеющиеся идеи придают сочность и густоту нашему опыту жизни, помогают увидеть то общее, что склеивает человечество, что придаёт силы каждому из нас.

Иллюстрацией пользы гуманитарных наук в жизни служит пример советского офицера Станислава Петрова (1939–2017). В 1983 году он, сидя в штабе обнаружения ракетных запусков невдалеке от Москвы, предотвратил ядерную войну. Сработала тревога, которая оказалась ложной: спутники восприняли солнечные блики на облаках за ракеты. Но на своих датчиках, сидя в закрытом помещении, Петров увидел, что через пару миру пять стремительных межконтинентальных баллистических ракет взорвутся в Советском Союзе. И не только датчики говорили о неизбежной катастрофе. Сама политическая ситуация кричала о том, что это не сбой: пару дней назад СССР сбил корейский пассажирский самолёт и убил 269 человек, среди которых был член американского конгресса. Американский президент Рейган негодовал, советский лидер Андропов со дня на день ждал удара от американцев. Позже Петров вспоминал, что первые 15 секунд он был в ступоре. Что делать? Не медлить и запускать ответные ракеты, как предписывал протокол? Но Петров вместо этого позвонил в высшее руководство и сообщил об ошибке. Ему показалось, что пять ракет — это мало и американцы запустили бы целую артиллерию, если бы хотели; что антиракетные установки не до конца надёжны; что наземные радары так и не засекли никакой ракетной активности. Как офицер, он знал, что ему нужно делать. Но как человек, он этого не сделал. Его сомнение остановило катастрофу. За считанные минуты глубинное погружение в проблему вызвало в нём нерешительность, а за ней — намерение сообщить о ложной тревоге. Знание авиации и гуманитарное знание слились воедино в те ответственные мгновения, когда на кону стояли миллионы жизней.

Все вместе — социальные науки, гуманитарные науки, искусства (изо, танец, театр, музыка, кино) и естественно-научные дисциплины (физика, биология, химия, география, астрономия) — составляют классическое определение liberal arts образования — «вольные/свободные искусства». Для глубокого понимания жизни важен каждый аспект liberal arts образования. В противном случае образование сжимается до курсов переподготовки кадров или до простого тренинга. В этой радостной семье «вольных искусств» особняком стоит математика. Её и вправду тяжело куда-то определить, она колышется в равной степени над всеми науками. Всё остальное — медицина, журналистика, диетология, логопедия, переводоведение и проч. — это прикладные дисциплины-профессии, основанные на более фундаментальных дисциплинах с примесью смежных дисциплин. Например, информатика и статистика — это прикладные варианты математики с примесью социальных наук. Инженерия — это физика и математика с примесью искусств. Но, замечу, эти все границы между науками во многом условны, особенно между социальными и гуманитарными. Археология, семиотика или социолингвистика — это куда? Разграничения наук не стоит воспринимать как неподвижные, они полезны лишь для осмысления общей картины.

Задача образования, на мой взгляд, — вдохновить человека найти самого себя, взрастить и взлелеять его таланты, дать возможность увидеть богатство человеческого опыта и, разумеется, между делом дать конкретные жизненные навыки, за которые на рынке труда готовы платить. Хочется надеяться, что в процессе образования укрепится характер человека, что человек в этом сложном мире с помощью качественного образования выберет для себя здоровые ценности жизни: уважение к другим, порядочность, справедливость, внимание к ближнему и дальнему, стремление к знанию и правде, равенство перед законом, свобода слова, свобода совести, разделение церкви и государства и многое-многое. Хочется надеяться, что в процессе образования человек обучится практическим навыкам жизни: вкручивать лампочку, открывать банковский счёт, ухаживать за цветами, находить нужную информацию и критически осмысливать её, писать грамотные и ясные тексты, наконец, уметь учиться в вечно меняющемся мире.

Тем, кто хочет начать заниматься социальными науками, надо также помнить, что любая наука не стоит особняком от тех процессов, которые разворачиваются в обществе. В социальных науках, как в любых иных, есть свои допущения и повестки, которые влияют на то, что изучается и под каким углом изучается. Сейчас есть перекос в сторону политического активизма. Например, в условиях коронавирусной пандемии популярны исследования на тему пандемии, но с уклоном на то, как пандемия непропорционально сильно бьёт по социальным меньшинствам и уязвимым группам — в каждой стране это будет своя категория людей. Также есть перекос в сторону англоязычных научных публикаций: львиная доля исследований производится и потребляется на английском языке. Поэтому социальному учёному никуда не уйти от английского языка, ровно как и в средневековой Европе средневековому учёному было некуда уйти от латинского языка, на котором была записана большая часть имеющихся у европейцев знаний. Английский язык сегодня — это язык международного общения, lingua franca современной социальной науки.

Наконец, на постсоветском пространстве из моего опыта и опыта моих друзей-знакомых фактом остаётся то, что никто не обучает студентов на бакалавриате и в магистратуре тому, как делаются исследования в социальных науках и как пишутся научные работы. Эти знания не приходят сами по себе простым наблюдением, этому надо специально обучаться. Недостаточно просто начитаться чужих публикаций и посетить предметные лекции, чтобы понять, как именно обосновывается и проводится социальный опыт. Не стоит удивляться, если подающий надежды молодой учёный не знает, как выбрать свою тему для исследования или как поставить научный вопрос. Повторюсь: этому не обучают в белорусских вузах на бакалавриате и в магистратуре на специальных курсах, хотя до сих пор студенты пишут дипломные работы и магистерские диссертации, которые в идеале должны были бы быть научными работами. Я, разумеется, обобщаю и хочу верить, что есть исключения из этого печального правила, но у меня достаточно опыта и достаточно знакомых, у которых одна и та же история о том, что методам исследования их никто не обучал. Каждый делал, как умел. В том числе и я.

Поэтому для начала исследователю-новобранцу в социальных науках надо знать, что существуют хорошие англоязычные ресурсы, которые быстро помогут опериться и пойти в ногу со временем — понять, что такое социальные исследования, как они делаются, какие компоненты есть в любом исследовании, что ожидается от исследователя в социальных науках, какие научные журналы существуют, какие из них более или менее популярные и так далее. Я оставлю здесь своё электронное письмо, которое написал одному человеку пару лет назад и потом многократно пересылал другим людям, у которых были те же самые вопросы. Все эти вопросы сводились к одному: с чего мне начинать? Хочется, чтобы эти ресурсы, которые, безусловно, устареют через 10 лет и, возможно, сменятся другими, были полезными для тех, кто стоит на распутье, кто хочет ясности, кому не всё равно, кто хочет встать на тропу социальных исследований своими уверенными молодыми ножками, но понимает, что чего-то не хватает, что есть пробел в знаниях, что непонятно, с которой стороны войти в сообщество людей, которым нравится производить и потреблять научные знания. Делюсь и желаю успехов.

Берегите себя и своих близких.

Полезные ссылки:

  • Z Library — бесплатная библиотека книг на английском языке: https://b-ok.cc/
  • Sci-Hub — сайт для бесплатного поиска статей по номеру doi: https://sci-hub.se/
  • CyberLeninka — сайт для бесплатного поиска русскоязычных научных статей: https://cyberleninka.ru/
  • Информация про академическую метрику: https://youtu.be/jb-gkMaTiFg
  • Информация про академические журналы: https://youtu.be/TIo4-8u8Gm8
  • Пять основных изданий научных статей, на сайтах которых можно поискать научные журналы и статьи по любой теме: Sage, Routledge/Taylor & Francis, Wiley, Elsevier, Springer.
  • Хорошая бесплатная база данных для поиска статей: Google Scholar.
  • Таблица с перечнем журналов по дизайну обучения и смежным дисциплинам: здесь.
  • Таблица/матрица для работы с литературой, чтобы не забыть прочитанные статьи: здесь.
  • Пример проработки хорошей статьи для того, чтобы не забыть, о чём она: здесь.

Рекомендуемая литература по введению в исследования:

  • Babbie, E. (2011). The basics of social research (5th ed.). Belmont, CA: Wadsworth. [онлайн]
    • рекомендую в первую очередь, очень хорошо и доступно написана, яркие примеры, незабываемые впечатления
  • Babbie, E. (2014). The practice of social research (14th ed.). Boston, MA: Cengage. [онлайн]
    • та же книга, но другое издание
  • Creswell, J. W. (2018). Research design: Qualitative, quantitative, and mixed methods approaches (5th ed.). Thousand Oaks, CA: Sage. [онлайн]
    • замечательная книга, также содержит трафаретные фразы, которые помогают написать исследовательские вопросы в количественных и качественных исследованиях
  • Creswell, J. W. (2015). Educational research: Planning, conducting, and evaluating quantitative and qualitative research (5th ed.). Boston, MA: Pearson. [онлайн]
    • очень хорошая книга для исследователей в сфере образования
  • Kazdin, A. E. (2017). Research design in clinical psychology (5th ed.). Boston, MA: Pearson. [онлайн]
    • потрясающая книга по введению в количественные методы исследования; не пугайтесь, что в заглавии стоит «клиническая психология», эта чудесная книга полезна любому исследователю в социальных науках

Литература по тому, как писать обзор литературы для исследований:

  • Efron, S. E., & Ravid, R. (2019). Writing the literature review: A practical guide. New York, NY: The Guilford Press. [online]
  • Machi, L. A., & McEvoy, B. T. (2016). The literature review: Six steps to success (3rd ed.). Thousand Oaks, CA: Corwin. [online]
  • Pan, M. L. (2017). Preparing literature reviews: Qualitative and quantitative approaches (5th ed.). New York, NY: Routledge. [online]

Руководства по стилю

Есть общая логика академического письма, но нет единого формата академического письма в оформлении цитат внутри текста и в библиографическом списке. Разные научные дисциплины используют разные руководства по стилю (manuals of style). В социальных науках используется руководство по стилю Американской психологической ассоциации (APA), для которой главное — автор статьи и год издания публикации. Это ещё раз подчёркивает идею о том, социальные науки прежде всего озадачены тем, что происходит сейчас, в данную минуту. К слову, в гуманитарных науках (литература, лингвистика, философия, история и т.п.) используется руководство по стилю Американской ассоциации современных языков (“MLA Handbook…”, 2016). Есть и другие руководства по стилю, например:

  • APA [онлайн] — используется в социальных дисциплинах
  • MLA [онлайн] — используется в гуманитарных дисциплинах
  • Chicago [онлайн]
  • ASA [онлайн]
  • AMA
  • Harvard
  • Turabian
  • Oxford Style
  • IEEE
  • AGLC3

И это только руководства по стилю для академической среды. В журналистике используются свои стили (Associated Press Style, BBC, NYTimes, проч.). Вот пример того, как одна и та же научная статья будет оформлена в разных форматах:

  • APA: Spence, L. D. (2001). The case against teaching. Change, 33(6), 11–19.
  • MLA: Spence, L. D. “The Case Against Teaching.” Change, vol. 33, no. 6, 2001, pp. 11–19.
  • Chicago: Spence, L. D. “The Case Against Teaching.” Change 33, no. 6 (2001): 11–19.

Если вы будете заниматься социальными науками, то надо срочно изучать руководство по стилю Американской психологической ассоциации (“Publication Manual of the APA”, 2020). По состоянию на 2021 год используется 7-е издание этой книги, его-то и дóлжно проштудировать от и до. Крайне полезно прочитать её и разобраться в форматировании, знаках препинания, грамматических требованиях (например, “they” в ед. числе для местоимений типа someone), способах оформления ссылок в тексте и в списке литературы.

Логика академического письма

Есть масса книг по академическому письму, все они хороши. Вот две книги, которые нам советовали в Сиракузском университете:

  • Booth, W. C., Colomb, G. G., Williams, J. M., Bizup, J., & Fitzgerald, W. T. (2017). The craft of research (4th ed.). Chicago, IL: University of Chicago Press. (ссылка)
  • Strunk, W., White, E. B., & Kalman, M. (2005). The elements of style (4th ed.). New York: Penguin Press. (ссылка)

Я также очень сжато писал о логике академического письма — это может быть неплохим введением:

  • Как написать школьную исследовательскую работу на английском языке? (ссылка)

Не важно, что там про “школьную” научную работу, ведь логика точно такая же и для любой другой письменной академической работы. Я также усмешливо называю эту логику манипуляцией, потому что в любой академической статье есть, пускай в скрытом виде, желание повлиять на точку зрения читателя. Академическое письмо много заимствует из риторики. Чаще всего цель письменной работы в США в магистратуре и на бакалавриате — выдвинуть грамотный, интересный тезис, основанный на прочитанной литературе и фактах. Есть масса примеров готовых исследовательских работы в формате APA, рекомендую ознакомься с ними и со всеми аннотациями на полях, где они есть:

  • Can medication cure obesity in children? (by Luisa Mirano) (ссылка)
  • Apes and language: A review of the literature (by Karen Shaw) (ссылка)
  • Varying definitions of online communication and their effects on relationship research (by Elizabeth L. Angeli) (ссылка)
  • Running on empty: The effects of food deprivation on concentration and perseverance (by Thomas Delancy and Adam Solberg) (ссылка)
  • Working at home after living abroad: Where returnees work and how the country benefits (by Yuri Pavlov) (ссылка, это вот моя простенькая письменная работа)

Все эти примеры реально показывают, что ожидается от студента в магистратуре в США. Читая, обращайте внимание на знаки препинания, на связи между предложениями. Препинания по-другому используются в английском языке, нежели в русском. Например, кавычки не используются для названия книг или журналов, а запятая ставится перед кавычками (не “мама“, а “мама,”). Иначе используется тире, предлагаю познакомиться и с этим фактом жизни:

  • Об английской пунктуации, или Пять вариантов тире (ссылка)

Аннотация / Abstract

Также надо помнить, что академическое письмо создано для того, чтобы читающий пробегал глазами по тексту и делал это без напряжения. Академический текст имеет строго выдержанную структуру и использует много заготовленных фраз для облегчения восприятия текста. Строгая структура дисциплинирует того, кто пишет академический текст. Никто в западном академическом письме не собирается читать чьё-либо эссе ради того, чтобы лишь в последнем абзаце наконец-то понять, зачем автор извилисто писал о какой-то проблеме. Поэтому, как правило, уже в первом абзаце академической работы автор сообщает, в чём ценность и главный тезис статьи. Но прежде чем статью открыть, читатели сразу смотрят на аннотацию статьи, которая позволяет читателю решить для себя, а стоит ли вообще обращать внимание на эту писанину. Поэтому аннотация должна раскрыть все карты сразу, чтобы «заманить» читателя. В аннотации сразу даётся главный тезис. Никакого напряжения и недосказанностей не должно быть в аннотации статьи, иначе читатель посчитает эту работу не стоящей внимания. Я приведу пример хорошей аннотации из статьи на древнегреческую тему:

Шекспировская фраза “И ты, Брут” оказала решающее влияние на традицию истолкования последних слов Цезаря как выражение шока от предательства Брута. Однако такая интерпретация не следует из тех древних источников, которые донесли до нас эти слова καὶ σύ, τέκνον (“и ты, сын”). В этой статье выдвигается положение о том, что изречение Цезаря по форме представляет собой погребальную эпиграмму, которая указывает на смерть как на общий удел каждого человека. Эпитафические коннотации высказывания καὶ σύ или tu quoque встречаются в эпической поэзии — и это то звено, которое связывает гомеровскую поэтику с последними словами Цезаря. Устная эпитафия римского диктатора предрекает смерть самому Бруту как следствие его участия в политическом убийстве. Она означает: “И ты, сын, тоже погибнешь”. Греко-римское представление о том, что умирающий человек мог предвидеть будущее, наполняют последние слова Цезаря пророческой силой.

Автор статьи — Иоаннис Зиогас, сама статья называется «Знаменитые последние слова: Пророчество Цезаря в мартовские иды». Структура вышеприведённой аннотации предельно хороша, вот её элементы: темаметод → тезис → почему это важно? То есть: известная фраза Цезаря (тема) → анализ древних источников (метод) → не шок, а предречение (тезис) → мы предвзято истолковываем историю (почему важно?). Полная ссылка на статью в формате APA:

Похожие статьи:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.