Полтораста червонцев 2017 года

Почему многие мужчины и женщины, приближаясь ко мне, зажигают в крови моей солнце?
Уолт Уитмен, «Песня большой дороги» (1856), из цикла «Аир благовонный»  в сборнике «Листья травы». Перевод Корнея Чуковского

Why are there men and women that while they are nigh me the sunlight expands my blood?
Walt Whitman, “Song of the Open Road” (1856), from the section “Calamus” in the Leaves of Grass

Это был долгий год, это был короткий год, он дышал движениями и он же был прикован к стулу, он дал мне многое из того, к чему устремлялся, и отнял многое, с чем страшился расстаться, — пора надежд и пора тревог, время строить новое и время разрушать былое, я то раскрывался в душе, то увядал, прикасался к священному граалю Истины и испивал из чаши Безумия, летал в поднебесной и низвергался в пропасть, год был тотальный и год был поверхностный, и это точно был пик моей второй молодости, моих убегающих двадцатых.

Читать далее

Рождественское варьете

Рождество за плечами, как и почти весь декабрь. Мне в этом году неслыханно повезло: и 24, и 25 декабря провёл с теми, кто стал для меня в Штатах новыми друзьями. В сочельник был у Хезер, на само Рождество — у Марка. Но перед Рождеством был целый декабрь и ноябрь. В ноябре кое-как успевал сделать уроки, в конце ноября на 10 дней поехал в Сан-Франциско (фотоотчёт здесь), а в декабре надо было завершить все итоговые проекты и эссе до 13 декабря.

Читать далее

Сан-Франциско фотоотчёт (40 фото)

В Сан-Франциско я был в прошлом году (2016) на День Благодарения. В этом году снова решил наведаться к Натали Лопатиной, которая там живёт. Делюсь тут некоторыми фотографиями.

 Еду по мосту «Золотые ворота» на маяк Поинт Рейес с Натали Лопатиной. Наташка слепила это видео и вставила музыку (Yma Sumac — «Gopher Mambo»)

Читать далее

Сизая дымка

Карл Сэндберг (1878-1967)
«ЛЮКС»

Я еду в экспрессе люкс, этой гордости нации.
Звякая буферами, несутся по прерии сквозь сизую дымку и закатную мглу пятнадцать цельностальных вагонов с тысячью пассажиров
(все вагоны станут кучей ржавого лома, и все пассажиры,
смеющиеся по салон-вагонам и купе, станут прахом).
Я спрашиваю соседа по купе, куда он едет, и он отвечает:
«Омаха»

(перевод Ивана Кашкина)

Читать далее

Медоносное жнивьё

В среду (25-окт-2017) преподаватель по статистике китаец Чю (Qiu) принёс под мышкой на урок толстую Библию. Как-то не похож он на христианина ни внешне, ни внутренне, но внимание наше привлёк. Он молча и стремительно открыл книгу пророка Даниила (1:11-16) и увеличил изображение на экране. Мы про себя по его наставлению читали следующие строки:

Читать далее

Церемонный аэростат

В этой церемонной и всамделишной заметке хочу лишь порефлексировать над тем, как одно пособие могло бы помочь понять 10 лет назад, как пишутся академические работы. Это книга «Ремесло исследования» (Бут, Уильямс, Коломб, Бизап, ФицДжеральд, 2016), которую мы читаем на предмете «Природа и дизайн исследований». Её авторы — выходцы из традиций риторики, их основной аргумент сводится к тому, что если писать текст для какой-то аудитории, то писать надо убедительно, прозрачно, конкретно и доступно.

Читать далее

Прорези шафранного воздуха

Вчера спустя семь недель учёбы наконец-то вернулся в состояние студента. Загадочным образом побывал в университете своей мечты: преподаватель по «Природе и дизайну исследований» лично беседовал с каждым из пяти студентов по теме их исследования минут пятнадцать, задавал мириады вопросов, каждый из нас включался в обсуждение. Задача перед нами стоит амбициозная: найти свой научный труп и изучать его со всем запалом сыщика. Но сразу надо доказать, что это именно твой любимый труп. Вчера никто этого сделать не смог: труп нашли все, а заявить свои права на него никто. Как сильно возросла у нас всех скромность и поубавилось самомнения. Ясно одно: надо больше читать, читать, читать и писать, писать, писать. Потом редактировать и переписывать.

Читать далее

Соседство соразмерностей

Четыре недели позади – треть семестра. Я словно застыл в холодцовой крепости из книг и уроков. Не заметил даже, как солнце осторожно повернулось лицом к осени. Багряные закаты отливаются медью на желтеющих листьях. Я мчусь мимо этой красоты в агатакристовском «Восточном экспрессе», в котором убийцей оказывается весь вагон. Мои пассажиры – книги по статистике, природе исследований, философии, диффузии инноваций, запланированным изменениям. Чем больше погружаюсь в суть исследований, тем больше осознаю малость себя самого – я движусь гремлиновскими вершками, отнюдь не голиафовскими вёрстами. Я растворяюсь в больших идеях и мыслях, как рафинад в полдничном чае. В тонусе помогают оставаться бассейн (ВТ, ЧТ) и велосипедный класс (ПН, СР), но, в целом, не успеваю жить.

Читать далее

Кто назвал Сиракузы Сиракузами?

Юрист Джон Уилкинсон в 1819 году предложил назвать безымянный город Сиракузами. До 1817 года на месте будущих Сиракуз не было практически ничего, кроме соляных шахт близ озера Онондага в местности, которое называлась Сэлайна (Salina; лат. букв. «солеварня»). C 1806 года невдалеке от Сэлайны существовало небольшое поселение из нескольких домов с таверной, принадлежавшей Стерлингу Косситу, поэтому неформально клочок будущих Сиракуз называли Уголком Коссита.

Джон Уилкинсон

 Джон Уилкинсон (источник)

Читать далее

Чтения в гамаке

Пролетели две недели, в которых было вдоволь чтения, откладывания дел на потом, усталости, сбитого управления временем и ресурсами, общения с людьми. В пятницу, чуть больше недели назад, было 10 часов непрерывного общения – и потом почти столько же непрерывного отсыпания, восстановления сил. Попробовал также покрутить педали на велосипедном классе в спортзале ($80.00/семестр): за 40 минут занятия сошло семь потов, после тренировки под откос ушло полдня на возвращение к жизни. Вот пытаюсь понять, как быстрее восстанавливаться физически после небольшой нагрузки на мышцы ли, на разум ли.

Читать далее